Елена Весёлая о ювелирах и украшениях. Строго
Есть в нашей стране один человек, который знает всё о ювелирах, ювелирном искусстве и ювелирном производстве. Это журналист, искусствовед и писатель Елена Весёлая. Накануне выхода её книги "Ювелиры. Ювелирное искусство России XXI века" Елена рассказала Елене Вышинской о книге, ювелирных турне и о смысле современных украшений.



- Лена, когда ваша книга выходит и кто её герои?

- Она выйдет осенью в издательстве "Премьера Паблишинг". Называется книга "Ювелиры" с подзаголовком "Ювелирное искусство России XXI века". Так получилось, что ювелиров нашей страны я знаю не так хорошо, как художников других стран. Это неудивительно. Меня интересует искусство, а не коммерция. А такие люди имеют привычку со времён СССР "не высовываться". У них нет выхода на широкую аудиторию – они известны немногим знатокам и коллегам. Ситуация на нашем ювелирном рынке сильно отличается от той, которая существует сейчас на Западе и Востоке, где ювелиры включены в мировую структуру – рынок, выставки, пресса, статус.

Меня интересовали ювелиры-соотечественники, работающие не на крупные структуры, а на себя, под собственными именами. Их всех объединяет одно – желание "во всем дойти до самой сути", бескомпромиссность, горение, если хотите.

- А каковы ваши критерии в выборе персонажей книги?

- Мой отбор не претендует на глобальность – мне интересны авторы, создающие произведения искусства, знающие и развивающие технологии, понимающие про стиль и время. Отбор мой достаточно строг. В России многие до сих пор считают, что выше Фаберже ничего нет, и поэтому продолжают "нести яйца", полагая, что это может быть востребовано и сегодня. Я же брала не тех, кто бездумно копирует мастеров прошлого, а тех, кто их современно интерпретирует. Всех, кто "несёт яйца" Фаберже, я в книгу не включала – с тех пор, как это было новым словом в искусстве, прошло более 100 лет. На мой взгляд, люди, включенные в книгу, гораздо больше соответствуют духу Фаберже – каждый на свой лад. Если, конечно, понимать этот дух не как завитки и эмалевые рамочки, а как новаторство, которым, собственно, Фаберже и прославился на весь мир.



- О скольких ювелирах можно будет узнать из книги?

- О 12. Все разные, скажу о нескольких.

Сейчас самый известный наш ювелир в мире Ильгиз Фазулзянов. У него есть узнаваемый стиль, который играет на него и в плюс, и в минус - посмотрев несколько его работ, кажется, что видел все. Он самый титулованный из всех, о ком я написала. Работает в стиле Ар-нуво, переходящим в Ар-деко – что правильно, на мой взгляд, поскольку первый стиль живет в своём времени, а второй – бесконечен.

Мой коллега по преподавательской деятельности в Строгановке Влад Глынин работает в стиле конструктивизма, создавая вещи европейского уровня – тщательные, технически изобретательные.



О ювелире-самородке из Новосибирска Марке Балдине хочу сказать. Он делает вещи, которые ни на что не похожи. Работает с титаном. Ювелирный титан достать не может – раскатывает до толщины листа бумаги титановые лопаты из хозяйственного магазина. Технически – бесподобен! Эстетически? Мне не близок – я консервативна и считаю, что украшения должны женщину восхищать и радовать, чтобы она расцветала. Это не тот случай, но работы Марка уже есть в Музее Московского Кремля и производят незабываемое впечатление и на любителей, и на знатоков.

Алексей Барсуков, которого трудно назвать ювелиром. Не участвует в выставках, делает, что ему интересно – как художник, скульптор, философ. Его отличает детское мироощущение – он открывает мир заново каждый день. И даже если его вещи сделаны не из самых драгоценных материалов – они настоящие сокровища.



- Лена, вы были главным редактором первых ювелирных журналов – "Дорогой", "J&W" и ежегодного ювелирного Каталога, над чем работаете сейчас?

- В этом году я решила, что больше не буду делать Каталог, рекомендовала своим издателям коллегу – "Надо дать другим девушкам продемонстрировать свои таланты", как сказано в книге "Гордость и предубеждение". Продолжу преподавать историю ювелирного искусства в Строгановке, читать авторский курс лекций и возить группы в ювелирные поездки по миру…

- Про поездки расскажите.

- Из моих слушателей собралась группа прекрасных интересующихся дам. Мы уже побывали вместе в Гонконге, Италии, в октябре едем в Нью-Йорк. Посещаем мастерские, бутики, музеи. Кроме насыщенной образовательной программы – богатая гастрономическая – "Ужин с ювелиром", например, - в его любимом ресторане.

- А писать продолжите?

- Писать - самое легкое из того, что я умею, обычно я ставлю перед собой более трудные задачи.



- Какая ваша самая сильная сторона в деле ювелироведения?

- Я беспристрастна. Дама я крупная – не каждое кольцо могу примерить, уши у меня не проколоты, колье не ношу. То есть, у меня отсутствует "ген желания" - я не смотрю на украшения с точки зрения того, могу ли я их на себя нацепить и буду ли в них несказанно хороша. Зато, в отличие от многих коллег, могу оценить украшение как произведение искусства.

Никому не придет в голову прикидывать, насколько хорошо "Джоконда" будет смотреться в их домашних интерьерах. При взгляде на украшение мозг моментально включается на обладание, а глаз ищет зеркало. До искусства дело обычно не доходит – восприятие зависит исключительно от того, сколько денег у вас на счету. Не могу не процитировать одного из крупнейших коллекционеров ювелирного искусства в мире. На вопрос – почему он выбрал именно этот предмет для коллекционирования, он ответил: "Как в капле воды заключен океан, так в ювелирном украшении есть все – история, красота, ценность, драма, человеческие страсти и пороки, власть, жизнь и смерть". "Читать" ювелирные украшения с этой точки зрения невероятно интересно. Вот этим мы и занимаемся в наших ювелирных поездках.




интервью, искусство